16581

9 декабря страна чествует кавалеров «Золотой Звезды». Еженедельник «Красная звезда» рассказывает о малоизвестных подвигах современных суперменов.

Дмитрий Воробьев: для гражданки я слишком строгий

За плечами волгоградца Дмитрия Воробьева 20 лет армии. Сначала — учеба в Омском высшем командном Краснознаменном училище имени Фрунзе, потом — служба на Северном Кавказе. Свою Звезду Героя Дмитрий получил в2000 году, когда ему было всего 25 лет. В составе 537-го отдельного разведбата он командовал разведывательно-десантным взводом. О том, как проходила та самая операция, Дмитрий вспоминает сдержанно. В том бою отряд Воробьева уничтожил крупную банду близ чеченского селения Червленная-Узловая.

— Был бой, мы просто выполняли свою работу и не думали о наградах, — пожимает плечами герой. А чуть помолчав, добавляет: — Я военный в четвертом поколении. Мой прадед, дед, отец, два дядьки — все служили Родине. Пацаном любил разглядывать медали на кителях дедушки, отца. Но тогда они казались интересными украшениями. Только с возрастом, когда сам понюхал пороху, пришло понимание, что стоит за каждой наградой, какой ценой они достаются. Из армии Дмитрий ушел около двух лет назад, но никак не может найти себя на гражданке.

— Строгий слишком, — смеется майор. 9 декабря для него скорее грустный праздник. — Слишком много ребят не вернулось, — вздыхает Дмитрий. — И многие 18-летние парнишки совершили подвиг не меньше моего. Моя награда — наша общая заслуга.

Автор: Юлия Ермакова

Олег Тибекин: слово «нет» не принимается

Мама красноярца Олега Тибекина Маргарита Константиновна с любовью перекладывает фотографии своего единственного сына.

— Когда ему было четыре года, 23 февраля он сказал: «Мама, сшей мне военную форму, я буду офицером», говорит женщина.

Это была вторая война Олега. И не первая высота Олега Тибекина, которую надо было отстоять. Они были как на ладони, а мины ложились аккурат по позициям. С обычным свистом, банально, жутко. Солдаты отказывались оставлять его здесь одного, а он решил, что они должны уйти, они должны жить, и он сделает все для этого.

— Слово «нет» не принимается! — сказал им капитан Тибекин. — Пошли, я сказал! Вниз. И сменил магазин. Нужно прикрыть ребят… Говорят, он отстреливался до последнего. Олега расстреляли в упор 16 декабря 1999 года. Ему было всего 27 лет.

Автор: Андрей Москов

Валентин Падалка: нужно брать ответственность на себя

Валентин Падалка 21 год назад спас жизни 16 школьников, взятых в заложники. Тогда он сидел за штурвалом вертолета Ми-8, на котором пытались скрыться террористы.

23 декабря 1993 года вся страна всколыхнулась от шокирующей новости: группа террористов во главе с Мусой Алмамедовым захватила в Ростове в заложники 16 школьников и двоих взрослых. Они потребовали вертолет, на котором намерены были лететь в Иран. Пилотировать его вызвался командир ростовской вертолетной эскадрильи Ми-8 Валентин Падалка.

— Решил сесть за штурвал сам, потому что не было четкой задачи, которую я мог бы поставить экипажу, — вспоминает сам Падалка. — В таких ситуациях нужно брать ответственность на себя. Перелет в Краснодар, затем в Минводы, где бандиты получили 10 миллионов долларов.

— Муса приказал лететь в Хасавюрт — свой родной город. Мы поставили условие: отпустить заложников, — продолжает полковник Падалка.

Летчик понимал, что экипаж террористам не нужен и их убьют сразу, как только окажутся в нужной точке. И принял решение на свой страх и риск лететь в Махачкалу. Алмамедов не сообразил, что под ногами не родной Хасавюрт, и приказал садиться на землю. На что услышал: разобьемся, посадка невозможна. В качестве подтверждения Падалка несколько раз качнул вертолет. В итоге им пришлось прыгать на землю. А подполковник и его штурман, взлетев, через три минуты уже были на аэродроме Махачкалы. Вместе со спецназом они отправились обратно — на место, где скрылись бандиты.

Указом Президента России от 18 апреля 1994 года Валентин Падалка удостоен звания Героя России.

Сейчас Валентин Анатольевич уже демобилизовался, но по-прежнему продолжает летать — испытателем вертолетов серии «Ми», которые выпускаются на «Роствертоле».

Автор: Александр Степанов

Михаил Миненков: живым сдаваться не хотел

— Я выбрал 247-й воздушно-десантный штурмовой полк в Ставрополе. Он всю жизнь воюет где-то, — объясняет Михаил Миненков свой выбор профессии. В горах Дагестана Миненков, командуя разведгруппой, выполнил несколько заданий и был удостоен медали «За отвагу». Бой, за который разведчик получил Звезду Героя, произошел 14 ноября 1999 года в Шелковском районе Чечни. Михаил со своим подразделением помогал выбраться из засады коллегам из спецназа ВДВ.

— На месте сражения дымился расстрелянный из гранатомета спецназовский БТР, — рассказал «КЗ» Михаил Миненков. — Вокруг лежали погибшие. Оставшиеся в живых вели огонь по боевикам. Мы вступили в бой. Я был на башне. Наводчик-оператор доложил, что из-за густой травы не видит, куда стрелять. Выглядывая из-за люка, по которому хлестали пули, Миненков руками стал поворачивать голову наводчика в нужную сторону. Вместе с ней поворачивалась и пушка. Разведчики организовали круговую оборону и смогли вытащить раненых. Миненкова ранило в голову и ногу.

— Я перевязал ногу жгутом и достал гранату. Живым сдаваться не хотел, — продолжает Герой России. — Из боя мы выходили почти два часа. Ногу спасти врачи не смогли. А во время вручения Звезды Героя Михаил попросил президента оставить его служить, несмотря на увечье. И дослужился до должности начальника разведки полка.

Автор: Дмитрий Белецкий

Андрей Зеленко: Я просто выполнял инструкцию

Настоящих героев всегда отличает подчеркнутая скромность. Они никогда не скажут вам прямо: «Да, пожалуй, я совершил нечто экстраординарное». Вот и Андрей Зеленко смущенно улыбается.

— Я просто выполнял инструкцию, как действовать в подобных случаях. На моем месте так поступил бы каждый! А за этим штампом — 232 спасенные души. 21 июня 2000 года Андрей был за штурвалом транспортника Ил-76, который выполнял рейс Махачкала — Астрахань — Новосибирск. На борту — новобранцы из Дагестана. На высоте 150 метров из строя вышли топливные насосы первого и второго двигателей.

Командир экипажа смог развернуть к ближайшему аэродрому практически неуправляемую машину. Вал трансмиссии закрылков перегорел, поэтому посадочная скорость была почти в два раза выше нормы — 400 км/час вместо обычных 250. Шасси пришлось выпускать аварийно. Андрей Зеленко ювелирно посадил горящую машину на самое начало полосы, чтобы иметь больше времени для торможения. Сразу после остановки все пассажиры были эвакуированы с борта. Андрей Зеленко лично осмотрел самолет и убедился, что никого в нем не осталось. Воздушное судно герой покинул последним. И едва он успел отбежать на безопасное расстояние, как огромный лайнер с несколькими тоннами горючего взорвался.

Автор: Галина Коваленко

Игорь Станкевич: испугался только один раз

Канун нового, 1995 года стал последним для почти сотни солдат и офицеров 81-го гвардейского мотострелкового полка, заместителем командира которого служил Игорь Станкевич. Боевые части полка вошли в Грозный 31 декабря.

— В этот день я был в расположении тыловых подразделений. В медпункт доставили раненого командира полка Александра Ярославцева, — вспоминает Герой России Игорь Станкевич. — «Там все плохо, ты должен идти в город. Там некому командовать», — сказал он мне. Станкевич построил остатки полка и отдал приказ: «Принимаю командование на себя!» 1 января 1995-го колонна бронетехники вошла в Грозный.

— Было очень сильное сопротивление, никто из наших колонну не встретил, — рассказывает Игорь Станкевич. — Принимать решение пришлось самому. Под прямым обстрелом стал выводить колонну из города, чтобы сберечь людей. На одном из перекрестков из пяти бронированных машин высадил бойцов и решил вернуться, забрать потерянных и раненых. В это время пришел приказ выставить на улице Маяковского блокпост и охранять перекресток. Только потом бойцы узнали, что прикрывали командный пункт генерала Рохлина. Под его командованием они воевали еще две недели.

Жена Героя России Лариса Станкевич тогда служила капитаном медслужбы. В январе 1995-го их часть также была направлена в Грозный. Там супруги и встретились.

— Удивительно, но мы с женой, оказывается, постоянно слушали одну и ту же песню Аллегровой «Суженый», — вспоминает Игорь Станкевич. — А вообще во время боев я не думал о семье. Это только в кино показывают героя, вспоминающего свой дом. На самом деле, на войне нужно думать только о своих бойцах. Ведь если что-то пойдет не так, могут погибнуть люди. Герой России признается — за всю войну в Чечне ему было страшно лишь раз.

— Я прошел Афган, службу в спецназе, — рассказывает Игорь Станкевич. — Но когда понял, что после ранения командиров все решения придется принимать самому, почувствовал жуткое облегчение. Как будто долго не был дома и вот стою перед родной дверью и сейчас увижу маму. Стало очень легко, и это испугало. На самом деле не надо бояться, думать, что будет завтра. Нужно просто делать свою работу.

Игорь Станкевич смог организовать прорыв части из Грозного. Это помогло избежать полного разгрома полка.

Автор: Светлана Тимофеева

 

Источник: http://tvzvezda.ru/news/forces/content/201412031946-cp0y.htm