326

Намеренное уничтожение американскими зажигательными бомбами мирных кварталов Токио 10 марта 1945 года — из числа тех годовщин Второй мировой, которые, после десятилетий относительного забвения, сегодня предстают в новом свете, с учетом опыта мировой истории за эти 70 лет.

И речь далеко не только в оценке далекого прошлого. Cкажем, как оценить сегодняшние намерения Японии принять новую конституцию вместо нынешней, написанной американскими оккупационными властями в 1947 году? Имеют они какое-то, пусть косвенное, отношение к бомбардировке Токио и прочим ужасам войны? Простого ответа нет. Как насчет прошлого, так и будущего.

Огненный смерч

Начнем с очевидного и известного: Япония, так же как Германия, была агрессором, страной, виновной во множестве зверств, в том числе против мирного населения стран, на которые напала. За что и была осуждена трибуналом в Токио 1946 года (восточный аналог Нюрнберга). Но вплоть до 1949 года международное право прямо не обещало наказания за уничтожение мирного населения, наказания, равного как побежденным, так и победителям. 1949-й — это Женевские конвенции о защите жертв войны, в которых ясно сказано, что на войне нападения должны быть направлены только против военных объектов.

Далее к конвенции были приняты поправки и дополнения, с оговорками и исключениями, распространявшие эти нормы и на гражданские конфликты. Так что, скажем сразу, и «ковровые бомбардировки» теми же американцами Вьетнама, и разрушение Донецка или Луганска незаконны, так же, как множество других акций за прошедшие 70 лет. Другое дело, что наказание виновных как-то очень сильно зависит от того, кто это сделал, кто под какими документами подписался.

Еще из серии известного (то есть внесенного во множество энциклопедий) о том, что произошло в Токио 10 марта 1945 года. Так же как во время бомбардировок Дрездена и других немецких городов англо-американской авиацией, акцент делался на огонь как на поражающий фактор, уничтожающий город целиком, не оставляя шансов населению.

Сработала новая технология более чем успешно. Правда, деревянные домики Токио горели так, что создался эффект «огненного смерча», от которого теряли управление и падали американские самолеты. Оценки жертв доходят до 300 тысяч человек, то есть больше, чем в Хиросиме и Нагасаки вместе взятых.

Все это известно. Но как повлияли уроки истории 70-летней давности на стиль мышления народов, чьи города сжигались с воздуха? Ответ очень сложный. Но если покопаться во множестве имеющихся фактов, то можно сделать и такой вывод: побеждать надо уметь. Можно вспомнить, как победители Первой мировой перестарались до того, что спровоцировали побежденных к реваншу. Но есть и иные, менее очевидные ситуации.

Оставим в стороне вопрос о психологическом состоянии германской нации после долгих лет стараний, чтобы с немецкой земли больше никогда не приходила война. Как насчет японцев — ведь это народ, не похожий на немцев?

Зачем побеждали

Азиатские соседи никак не могут простить японцам зверства оккупации и требуют все новых извинений, в правильных формулировках. Кто-то в Японии в ответ пытается оспаривать исторические факты. Однако в целом нет никаких сомнений, что Япония — то есть большая часть ее общества — ненавидит войну. Вот буквально только что у берегов Филиппин был обнаружен потопленный в октябре 1944 года супер-линкор «Мусаси» — чудище 65 тысяч тонн водоизмещения, могила 1023 моряков. Он участвовал в битве у Лейте, филиппинского острова, куда в итоге успешно высадились войска генерала Дугласа Макартура, которые потом двинулись на Японские острова.

И как реагируют на это событие сегодняшние японцы? Судя по публикации, ссылка на которую дана выше, они говорят о том, какой ужас — война, с ее жертвами и страданиями. Японцы боятся радиации (после Хиросимы и Нагасаки). Они практически никогда публично не говорят, что победившие их американцы были неправы — хотя музей памяти 10 марта 1945 года в Токио есть, и эту историю никто в стране не забывает.

Но здесь речь о войне как таковой. Давайте попробуем копнуть глубже. В стране сложился некий консенсус насчет того, что пора менять конституцию — ту самую, 1947 года, написанную чуть не лично генералом Макартуром. Посмотрим на статью американского доцента Ноя Смита в японской газете Japan Times. Он пишет: все обсуждают намечающуюся в новой конституции отмену знаменитой 9-й статьи, которая запрещает стране иметь вооруженные силы. Но ведь очевидно, что силы такие давно есть (причем, добавлю, с американской подачи), пусть они и называются «силами самообороны». Так что почему бы японцам не назвать наконец свою армию армией. Но дело-то в том, что готовятся и другие перемены, которые Смиту решительно не нравятся.

Японское общество, уверенно говорит он, стало за последние годы более либеральным. «Например, ввело суд присяжных. Далее, страна недавно отменила давний запрет на танцы в клубах». Какие танцы — стриптиз, что ли? Это что — важный компонент либерализма? Но не будем мелочны и посмотрим, что еще за ужасы вписаны в проект новой конституции.

Оказывается, там есть такие строки: человек должен сознавать, что права и свободы уравновешиваются ответственностью и обязательствами. Или: люди должны уважать общественные интересы и общественный порядок. Ну, а для тех, кто не понял, сопроводительная записка от правящей либерально-демократической партии поясняет, что нынешняя конституция базируется на западно-европейской теории естественных прав человека, и поэтому эти пункты должны быть изменены.

Заметим, тут нет никакого японского реваншизма или любви к агрессии. А что-то более глубокое. Скажем так — выработанная веками система ценностей? Так или иначе, Смит четко говорит: такая конституция была бы уместна в «авторитарных России или Китае». Более того, «это может также повести к ослаблению американо-японского альянса — без клея общих ценностей, скрепляющих альянс».

Не секрет, что даже при «американской» конституции японская политическая система и взаимоотношения в обществе были до странности… японскими. И вообще перед нами одна из самых самобытных наций в мире. Она может возненавидеть войну — но не до такой же степени, чтобы потерять собственную сущность.

Может, в этом и кроется урок победителям во всех и всяческих войнах — не надо надеяться, что можно уничтожить самую суть целого народа. Либо это не получится, сколько бы ни прошло десятилетий, либо уж тогда надо было сжечь его целиком во время «либеральной бомбардировки».

А насчет этого пункта в проекте конституции — как там сказано, права и свободы уравновешиваются ответственностью и обязательствами? Но разве не уравновешиваются?

Следите за последними событиями в нашей Twitter-трансляции.

Наша группа в Facebook.

Источник публикации