177

«Саудовскую Аравию устроит даже 20 долларов за баррель нефти», — заявил недавно нефтяной министр этой страны Али аль-Наими. Главная монархия Аравийского полуострова не в первый раз устраивает хаос на нефтяном рынке, провоцируя экономические кризисы в других странах. Как бедная, малонаселенная страна, зарабатывавшая исключительно на паломниках, за несколько десятилетий превратилась в проклятие и для стран, сильно зависящих от импорта нефти, и для тех государств, которые занимаются ее экспортом? И почему будущее аравийской монархии тем не менее под серьезной угрозой?

Однажды весной 1930 года

Абдул-Азиз ибн Сауд, правитель королевства Хиджаз, совершал автомобильную прогулку. Не в одиночестве. И его собеседник, и тема разговора были исключительно любопытны. Рядом с королем сидел Джек Филби — британский востоковед и отец того самого Кима Фибли, который позже станет одним из самых знаменитых двойных агентов ХХ века. А разговаривали король и отец шпиона о нефти. Вернее, о плачевном состоянии казны королевства Хиджаз (через два года оно будет переименовано в Саудовскую Аравию).

В ответ на грустные размышления Ибн-Сауда Филби ответил, что и сам король, и его правительство напоминают ему нищих, которые спят на зарытом в землю сокровище. Он был убежден, что пустыня скрывает огромные запасы нефти. Оставалось только убедить короля привлечь для ее поиска иностранцев.

О вреде вредных привычек

Конечно, Саудовская Аравия стала одним из главных игроков на международной арене не сразу. Договор о концессии был подписан только в 1933 году, еще несколько лет геологические изыскания приносили лишь разочарование. А когда нефть нашли и добыча была налажена, началась Вторая мировая война.

В этой ситуации президент США Франклин Рузвельт едва не совершил стратегическую ошибку — он не захотел помогать Ибн-Сауду. На счастье, в ближний круг Рузвельта входил министр внутренних дел его администрации Гарольд Икес. Тот куда лучше президента понимал ценность отношений с династией Саудов и смог переубедить президента, напирая на то, что, если американцы не помогут Ибн-Сауду, нефтяные концессии американских компаний перейдут англичанам.

Отношения двух стран стали еще ближе, когда Рузвельт и Ибн-Сауд познакомились лично. Они были похожи — примерно одного возраста, со схожими интересами и бедами (оба были инвалидами).

На этом фоне последовавший буквально сразу же визит Уинстона Черчилля в Саудовскую Аравию оказался провальным, и все из-за скверных привычек английского премьер-министра. Черчиллю сказали, что в присутствии короля нельзя курить и пить спиртное. Черчилль, по собственным воспоминаниям, ответил: «Если его религия ставит такие условия, то моя религия предписывает в качестве абсолютно священного ритуала курение сигар и выпивку до, после, а если нужно, то и во время всех приемов пищи».

Жадность нефтяников сгубила

Саудовская Аравия не выказывала геополитических претензий вплоть до 1960-х годов. И, возможно, так продолжалось бы еще долго, если бы не жадность американских компаний — экспортеров нефти. В 1960 году они резко понизили закупочные цены на нефть, чем спровоцировали резкую реакцию добывающих стран. В этом же году нефтедобывающие страны создали ОПЕК — организацию, защищающую их интересы, и взяли курс на постепенную национализацию.

За два десятка лет Саудовская Аравия оценила всю силу «нефтяного оружия», которое она держала в своих руках. Прежде всего, благодаря двум спровоцированным ею же энергетическим кризисам — 1973 и 1979 годов.

Первый стал ответом на поддержку западными странами Израиля в арабо-израильской войне. Саудовская Аравия ввела эмбарго на поставки нефти в США и некоторые другие западные страны. К тому времени мир уже на две трети зависел от нефти.

Понятно, что для западных стран это был экономический шок. Но, что не менее важно, шок был и психологический. Выяснилось, что кто-то может диктовать сверхдержавам свои условия. Дефицит топлива в США и вовсе вверг людей в прострацию.

Пересели с верблюдов на пикапы

Саудовская Аравия за каких-то пару десятилетий перескочила из средневековья в современность. «Содержать верблюдов крайне невыгодно, гораздо дешевле обойдется Datsun», — шутили в эти годы боссы Nissan, наводнившие Саудовскую Аравию своими пикапами.

Неудивительно, что любая американская администрация, приходившая к власти после 1970-х, предпочитала дружить с саудовским режимом. Это была взаимовыгодная дружба. Она, по сути, позволяла решать даже такие задачи, как развал Советского Союза. Ведь падение цен на нефть в 1980-е годы было результатом резкого увеличения добычи нефти именно Саудовской Аравией. По одной из распространенных версий, увеличить добычу нефти убедил саудовских королей Рональд Рейган.

— Не испортили отношений США и Саудовской Аравии даже теракты 9 сентября 2001 года, хотя большинство террористов были именно выходцами из этой страны, — отмечает главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгий Мирский.

После терактов 2001 года «почти восемьдесят процентов мечетей в Саудовской Аравии выразили поддержку бен Ладену», говорил американским дипломатам принц Мухаммед бен Наиф, помощник министра внутренних дел саудитов. Эти слова содержатся в одном из документов Госдепа, рассекреченных WikiLeaks. «Только тогда руководство Саудовской Аравии поняло, насколько страшна проблема, с которой оно столкнулось», — утверждал принц.

Это способствовало сближению саудовской монархии с администрациями и Джорджа Буша-младшего, и Барака Обамы. Саудовское руководство приветствовало авиаудары американцев по базам террористов в Йемене и настаивало на войне с Ираном. В документах, опубликованных WikiLeaks, несколько раз упоминается о том, что король Саудовской Аравии Абдулла ибн Абдель Азиз аль-Сауд, говоря об Иране, призывал американскую администрацию «отрезать голову змее».

Борьба кланов

Недавняя смерть короля Абдуллы аль-Сауда заставила многих предполагать начало жестокой борьбы за власть в стране. Однако передача власти его младшему брату Салману аль-Сауду прошла очень спокойно. Более того, определено, кто станет королем и после смерти 79-летнего Салмана — это Мукрин ибн Абдель-Азиз аль-Сауд. Он тоже не молод — 71 год.

Дальше власть должна перейти поколению внуков Ибн-Сауда. И вот здесь уже возможен любой сценарий. Мирная передача власти в Саудовской Аравии — это, скорее, аномалия последних десятилетий. Даже в ХХ веке во время правления одной династии Саудов власть переходила от принца к принцу не всегда добровольно.

— В саудовской элите идет серьезное противостояние между различными правящими кланами, — объясняет президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. —  Например, между сыновьями убитого в 1975 году короля Фейсала и сыновьями королей, правивших после него.

Кланы, лишенные власти, будут ставить на разных преемников, и это обещает жесточайшую борьбу за трон, которая может даже стоить стране территориальной целостности. Потому что желающих ослабления династии Саудов — огромное количество. Кроме боевиков Аль-Каиды, активно действующих в Йемене, это еще и относительно новая головная боль в лице Исламского государства.

Следите за последними событиями в нашей Twitter-трансляции.

Наша группа в Facebook.

Источник публикации